Кишечник в сохранении здоровья, молодости и красоты


Гастроэнтерология

Дмитрий Еделев:
Здравствуйте! Сегодня в нашей студии находится врач-гастроэнтеролог Рената Геннадьевна, она имеет авторские методики по снижению веса, по очистке организма, по улучшению работы печени и многое-многое другое. Здравствуйте, уважаемая Рената Геннадьевна. Надеюсь, мы сегодня услышим много тайн. Скажите, что такое желудочно-кишечный тракт, из чего он состоит и нужен ли он человеку?
Рената Погосова:
Здравствуйте. Желудочно-кишечный тракт мы рассмотрим от ротовой полости до анального отверстия, проведем небольшой ликбез на эту тему, чтобы наши слушатели понимали, как этот механизм работает. Начнем с ротовой полости. Все привыкли, что там происходит механическая обработка пищи с помощью нужного количества зубов. Как говорят китайцы, жуйте пищу 33 раза, но сколько раз я об этом сообщала своим пациентам, почему-то они не готовы совершать эту манипуляцию, и я очень часто доношу эту информацию так: жуйте пищу ровно столько, пока она не потеряет вкус во рту, чтобы пища лилась по пищеводу, а не глоталась, это самый важный момент по ротовой полости.
Жуйте пищу ровно столько, пока она не потеряет вкус во рту, чтобы пища лилась по пищеводу, а не глоталась.

Дмитрий Еделев:
А почему? Расскажите более подробно.
Рената Погосова:
Кроме механического воздействия там же происходит химическая обработка пищи, благодаря долгому пережевыванию и сосочкам, присутствующим на языке, то есть они обладают аналитической способностью, наш мозг первым долгом распознает состав пищи, то есть пока мы жуем, наши внутренние органы готовятся к принятию пищевого комка и готовят ферментативную активность таким образом. Поэтому когда мы жуем долго, качественно, наша пища уже поддается химической обработке в ротовой полости путем такого фермента, как амилаза. Поэтому простые углеводы начинают расщепляться во рту.
Дмитрий Еделев:
Плюс в слюне много разных веществ.
Рената Погосова:
Амилаза – один из ферментов, который является самым активным, поэтому ту же таблетку нитроглицерина принято класть под язык, потому что всасывается очень активно за счет таких вещей.
Дмитрий Еделев:
А если я скажу, что все-таки первым органом пищеварения являются глаза, я буду прав или нет?
Рената Погосова:
Соглашусь. Такой опыт мы проводили с нашими пациентами, с которыми работали в системе снижения веса: в тарелку клали то количество пищи, которое пациент обычно привык принимать за прием, но был маленький момент – мы завязывали ему глаза, и он ел ровно до ощущения насыщения. 30-35% пищи остается на тарелке, когда происходит осознанное жевание пищи.
Дмитрий Еделев:
То есть сглатывание слюны при виде красивого продукта питания – это тоже пищеварение?
Рената Погосова:
Конечно, в чистом виде пищеварение.
Дмитрий Еделев:
А нос участвует в пищеварении?
Рената Погосова:
Конечно.
Дмитрий Еделев:
Я просто знаю, что в Вашей методики есть и с органами зрения и обонянием, почему и тихонечко, как автора методик, подвожу к этим вопросам.
Рената Погосова:
Вкусовые рецепторы имеют большое значение. Дело в том, что есть память на определенную еду. Некоторых стимулирует запах свежей выпечки, человек сразу просыпается, вырабатывается фермент, соляная кислота и другие вещества, которые участвуют в процессе пищеварения.
Дмитрий Еделев:
Все, мы пережевали, начинаем глотать.
Рената Погосова:
Пищевод будем рассматривать как транзитную трубку, на ней долго останавливаться не стоит. Есть более интересный орган за пищеводом, который называется желудок. Сразу снимаем все мифы о желудке. Желудок ничего не переваривает и ничего не усваивает, максимум, если это только теплая вода.
Дмитрий Еделев:
Но я не соглашусь, желудок усваивает алкоголь.
Рената Погосова:
Про алкоголь у нас отдельная будет тема. Хочется об основных аспектах желудка сказать. Прежде всего желудок – это резервуар, в котором должен поместиться разовый объем пищи, то есть это определенная передержка. В желудке мы будем рассматривать только соляную кислоту. Кстати, небольшой камешек в огород вегетарианцев и сыроедов. Дело в том, что очень часто бывает состояние гипохлоргидрии – отсутствие соляной кислоты в силу того, что люди не употребляют белок животного происхождения, выключается функция, то есть желудок думает: «Ага, раз я не ем мясо, зачем мне вырабатывать соляную кислоту». В пользу соляной кислоты, во-первых, эта кислота, которая превращает пищевой комок в некий полуфабрикат. А почему про веганов начала говорить, потому что у соляной кислоты также есть функция дезинфектора, то есть тогда, когда она выделяется в должном количестве, в должное время, то все, что мы поглощаем, чьи-то личинки, чьи-то цисты и бактерии, уже нейтрализуются в полости желудка за счет активности соляной кислоты.
Дмитрий Еделев:
То есть кислота соляная убивает всех паразитов?
Рената Погосова:
И бактерий. Поэтому у веганов чаще всего высокое носительство паразитов, мультипаразитоз.
Дмитрий Еделев:
Всегда на растительную пищу снижается выработка соляной кислоты?
Рената Погосова:
Как говорится, Бог плохой еды не придумал, надо просто есть в правильном количестве, в правильное время, в правильной компании, с хорошим настроением – все это имеет важность.
Дмитрий Еделев:
Как долго находится пища в этом резервуаре, и для чего нужен этот резервуар, кроме того, что его залили кислотой?
Рената Погосова:
Желудок – это орган обмена информацией между кишечником и центральной нервной системой. То есть желудок – это больше аналитический орган. Благодаря разнообразным кислотам, которые взаимодействуют с пищевым комком, наш мозг понимает состав пищи, этого пищевого комка, и поджелудочная железа, и желчный пузырь выдают то количество фермента и той концентрации конкретно под этот пищевой комок, что жует человек, это аналитическая деятельность. А все процессы усвоения, переваривания уже происходят в низлежащих отделах, поэтому желудок – это орган передержки, аналитический орган, но и все зависит от состава пищи, в среднем от 2 до 4 часов в желудке может находиться пища.
Дмитрий Еделев:
Разница есть – жидкая пища или густая по времени передержки в желудке?
Рената Погосова:
Конечно есть, и когда мне рассказывает пациент, что он принял индийскую философию, теперь питается, как они. Это, наверное, не совсем правильно, потому что человеку, который живет в нашем регионе, я дам одни пищевые рекомендации, человеку, который живет в более теплых краях, совершенно иные, потому что есть определенные биоритмы, под них завязаны наши гормональные органы, поджелудочная железа, не забываем, что это дважды гормонозависимый орган, и она будет работать относительно того, как поднимается солнышко в этом регионе, то есть относительно биоритма. В нашей стране в холодное время года с утра самый активный прием пищи — это завтрак, самый насыщенный, самый теплый, самый калорийный. А если бы мы жили где-нибудь в Италии, я бы сказала, что завтрак – это не наша задача, наш обильный прием пищи будет начинаться часов в 12, а с утра что-то легкое и ненавязчивое.
Дмитрий Еделев:
То есть дневной рацион питания зависит в том числе и от климатических особенностей?
Рената Погосова:
Это первое, на что бы я обратила внимание. Можно на примере своих же пациентов, которые проживают полгода в одном регионе, полгода в другом регионе в более теплой стране. Меня спрашивают, чем сегодня позавтракать, я говорю: «Давайте на завтрак у нас будет…» Сейчас я говорю, может быть, не совсем правильные вещи с точки зрения правильного питания, кстати, про правильное питание тоже хотелось пообщаться. Это должен быть обязательно теплый прием пищи.
Дмитрий Еделев:
В каком регионе?
Рената Погосова:
Москву возьмем. Теплый обязательно, то есть желудок должен согреться, его капиллярный аппарат должен приготовиться к тому, что сейчас будет принятие пищи, чтобы он запустил все ферменты и кислоты.
Дмитрий Еделев:
Почему желудок должен быть теплым?
Рената Погосова:
Тогда больше не про пищу, а прием воды утром, жидкости, будем говорить, с чего должно начаться правильное утро. Правильное утро должно начаться с 200-300 миллилитров теплой воды, 35-38 градусов. Выпивая эту воду натощак, за полчаса до завтрака, вы смываете содержимое желудка, все, что там скопилось за ночь, и прогреваете его капиллярный аппарат, чтобы запустилась пищеварительная функция, то есть он готов принять пищу где-то через полчасика.
Правильное утро должно начаться с 200-300 миллилитров теплой воды, 35-38 градусов. Выпивая эту воду натощак, за полчаса до завтрака, вы смываете содержимое желудка, все, что там скопилось за ночь, и прогреваете его капиллярный аппарат, чтобы запустилась пищеварительная функция.

Дмитрий Еделев:
То есть вода отдает свое тепло холодному желудку?
Рената Погосова:
Да. Это мы уже ближе к китайской медицине. И два слова по поводу правильного питания, пока я не забыла, и по поводу слова «диета», это самое модное слово у нас сейчас. Я хочу донести до наших зрителей вот какую информацию. Слово «диета» в переводе с греческого – это лечебное питание. И у меня сразу вытекает вопрос: а что вы лечите, что вы переходите на какое-то индивидуальное питание? А вот правильное питание – это совсем другой разговор.
Дмитрий Еделев:
Мы говорили о том, что на Руси-матушке надо с утра выпить тепленькой водички, разогреть желудок, что дальше бросаем в желудок?
Рената Погосова:
Дальше с утра я за каши, но категорически против манной каши. Это, кстати, все вопросы, связанные с таким модным заболеванием, как целиакия и все аутоиммунные процессы в кишечнике. Манная каша – это самая вредная каша, которая существует, это в чистом виде клейковина, это тот же глютен, который склеивает ворсинки в теле желудка и в теле тонкого кишечника, поэтому все, кроме манной каши, мы можем использовать с утра. Заряжать их сухофруктами, размочить их хорошенечко, добавить ложечку меда. Второй вариант, который лично мне нравится, это смесь творога и сметаны где-то 9-10% жирности. Никогда не используем пустые продукты, обезжиренные, это бессмысленно, как пенопласт есть, ничего не усвоится, ни жиры, ни кальций.
Другой вариант — омлеты. Но сразу об омлетах: даже сумоистам, у которых в рационе больше трех килограммов риса ежедневно, про остальные составляющие я не говорю, в неделю положено не больше 6 яиц, все-таки это довольно агрессивный продукт, у нас много злоупотребляют им.
Я даю такой комментарии – 2-3 яйца в неделю. То есть если у тебя уже случился завтрак с омлетом, не надо на следующее утро его повторять. Поэтому либо это каша, либо сметана, творог 9% жирностью, иногда можно добавить ягоды, огурец и укроп, рядышком обязательно кусочек цельнозернового, бездрожжевого хлеба, и в виде напитка не использовать ни кофе, ни чай, а то, что на Руси использовали – это иван-чай, ферментированный качественный, и такой продукт, как цикорий. Цикорий вообще фантастическая трава, она содержит в себе инулин – это вещество, которое стимулирует работу тонкого кишечника, поэтому эти 2 напитка за пищеварение, а кофе и чай – нет.
Дмитрий Еделев:
Почему вы заменяете обычный чай, индийский и китайский, иван-чаем, на основании чего такая рекомендация?
Рената Погосова:
Ни кофе, ни чай на Руси не использовали даже лет 120 назад, потому что пришла Вест-Индская компания, заполонила своей монополией, кофе и чаем. Иван-чай ферментированный, правильно приготовленный, правильно высушенный – это кладезь микроэлементов, макроэлементов и витаминов, и это в той форме, в которой это будет усваиваться. То есть этот напиток – гарант твоего здоровья вместо всевозможных БАДов, пилюлек, других препаратов, если ты принимаешь его хотя бы 2-3 раза в неделю, как напиток выбора он должен быть. Чай, кофе – это те продукты, которые в рекламе почему-то звучат как продукты, которые что-то нормализуют. Нет, они стимулируют. Кофе – это вообще наркотик короткого действия, он стимулирует нервную систему, дает небольшой взрыв, но где-то через полчаса вся эта история заканчивается.
Цикорий работает иначе, он действительно нормализует состояние организма и не более того. А кофе, тем более, если человек его использует более, чем 1, ну 2 чашки в день, он действует отрицательно на нервную систему, перевозбуждает ее. Это как нервные окончания, на них присутствует миелиновая оболочка, как на электрических проводах, чем больше ты принимаешь кофе, если еще усугубляешь другими вредными привычками, то тебя начнет коротить, как оголенный нерв. Поэтому перебарщивать с такими напитками точно не стоит.
Дмитрий Еделев:
Иван-чай в каких количествах пьем, какой температуры, нужно ли запивать завтрак?
Рената Погосова:
Организм все, кроме воды, воспринимает как пищу, и будь даже это иван-чай или цикорий, поэтому это уходит в прием пищи. Чашечку 200-300 миллилитров во время завтрака – вполне да.
Дмитрий Еделев:
Вы говорите о том, что при помощи этого напитка мы немножко растягиваем желудок, тем самым снижая аппетит.
Рената Погосова:
В том числе, да.
Дмитрий Еделев:
Если вы запили обычной водой, то организм ее правильно считает водой, если вы запили любым напитком, организм считает это едой, поэтому вы можете таким образом растягивать желудочек, потребляя меньше еды.
Рената Погосова:
Абсолютно верно. Самая частая ошибка обывателя то, что сразу после еды появляется желание выпить воды, тем самым человек просто выключает собственное пищеварение, понижает концентрацию кислот, ферментов, понижает ее, как минимум, температурным режимом того напитка, который он поглотил, пищеварение не случается. А дальше все это проваливается в нижние отделы пищеварительного тракта, и два процесса, которые идут друг с другом, – это гниение и брожение. Таким образом, потихонечку, поступательно человек формирует себе хронические заболевания как минимум желудочно-кишечного тракта на этом этапе.
Самая частая ошибка обывателя то, что сразу после еды появляется желание выпить воды. Тем самым человек просто выключает собственное пищеварение, понижает концентрацию кислот, ферментов.

Дмитрий Еделев:
Вот у нас пища полежала в желудке, кислотность повысилась, все хорошо с кислотой, дальше что происходит с пищей?
Рената Погосова:
Пока это все варится в этом волшебном мешочке, снизу 2 самых ферментоактивных органа, на самом деле, он даже один – это поджелудочная железа, самая маленькая железа, но это рекордсмен по выработке ферментов, ферменты – это есть энзимы.
Дмитрий Еделев:
Что такое ферменты? Нужны ли они?
Рената Погосова:
Без них никуда, фермент, если проще сказать, это катализатор, ускоритель реакции. Благодаря ферментам у нас ускоряются процессы расщепления и в дальнейшем уже всасывания. Кстати, такой момент еще про pH, про кислотность, это будет интересно услышать нашим слушателям, вопросы касаемо язвы двенадцатиперстной кишки, гастритов, бульбитов и тому подобных состояний организма. Дело в том, что в желудке формируется кислая среда за счет соляной кислоты, pH довольно низкий, где-то в районе 1-2, а в низлежащих отделах, в двенадцатиперстной кишке – это самый короткий отдел, самый важный отдел тонкого кишечника, потому что в его просвет впадает общий желчный проток, соединяющийся с протоком поджелудочной железы. И когда поджелудочная железа работает неправильно, или есть проблемы с работой желчного пузыря, нарушена анатомия этого органа, или есть уже воспалительные процессы, то чаще всего вот это кислое содержимое попадает в двенадцатиперстную кишку, вызывая химический ожог. Так рождаются простые язвы.
Мы будем рассматривать идеальную картинку, что все случилось так, как оно должно было случиться. Когда из желудка должно выпасть содержимое в просвет двенадцатиперстной кишки, там ее должна встретить смесь ферментов поджелудочной железы и желчь. У этих субстанций есть свои задачи. Во-первых, желчь эмульгирует жиры до жирных кислот, глицерина и воды, поэтому взрослые люди очень тяжело переваривают молочные продукты, чаще всего и желчный пузырь к зрелому возрасту работает не совсем активно или неправильно, но это уже связано со страстями, об этом в других наших передачах. Поджелудочная железа работает со всеми компонентами пищи, самые известные ферменты – это трипсин и химотрипсин, которые варят белковую пищу, амилаза – это фермент, который работает с углеводами. Одно из важных веществ – это бикарбонат, то есть это щелочь, что защелачивает этот кислый комочек в желудке.
Дмитрий Еделев:
То есть содой заливается кислота, и получается реакция нейтрализации. Пища становится не кислой.
Рената Погосова:
Происходит реакция нейтрализации, вот этот пищевой комок кислый, он связывается с ферментами поджелудочной железы, с желчью, и все начинает вариться, перемешиваться, а дальше идет в тот самый отдел, в котором пища переваривается и усваивается – это отдел за двенадцатиперстной кишкой называется тонкий кишечник. Там происходит все переваривание и усвоение пищи, там происходит всасывание через кровь и лимфу всех питательных веществ, и самое важное, что кровь через сосуды кишечника первым делом попадает в большую портальную вену, то есть печень сразу работает со всем тем, что поступило в кровь, начинает анализировать этот процесс.
Дмитрий Еделев:
Не совсем. Туда поступает 2 вида основных веществ: углеводы и аминокислоты, правильно?
Рената Погосова:
Да, и много чего, что может содержаться в том пищевом комке, который организму приходится переваривать. Все думают, что печень – это некий фильтр, который работает только на этиловый спирт. Нет, это неправда. У печени больше 500 функций, и основная – творить иммунный ответ и нейтрализовать эндо- и экзотоксины. То есть я хочу, чтобы не было этого понятия «фильтр», это слишком сложный орган, чтобы о нем говорить только как об органе, который нейтрализует те или иные вещества.
Сейчас модная тенденция говорить о холестерине – повышенный, плохой, хороший. Я считаю, что холестерин нужно получать из хороших продуктов. Первым делом – это холестерин, поступающий через качественное сливочное масло. Наверное, это основной источник потребления жиров и холестерина, бояться не надо. Холестерин – это оболочка каждой клетки нашего организма. Другой вопрос, насколько качественный этот холестерин и это масло.
Возвращаясь к желчному пузырю, это не самостоятельный орган, это резервуар, в котором скапливается желчь, то есть она дозревает до определенного состояния, выработкой занимаются печеночные клетки. Так вот, употребляя качественные жиры и хорошее сливочное масло, качественное оливковое масло, мы помогаем не только желудочно-кишечному тракту, но и нашему сердцу. Потому что сердце – это наш основной орган, это наш мотор, и оно требует качественных хороших жиров. Основные заболевания сердца, когда мы их рассматриваем в более зрелом возрасте – это атеросклероз сосудов, атеросклероз самого крупного сосуда — аорты, и все связано с неправильным приемом пищи, с некачественным использованием той или иной продукции, и сейчас основная задача, чтобы взгляд потребителя, когда он заходит магазин, был шире и глубже, он понимал состав того продукта, который хочет купить. На примере того же сливочного масла, не надо доверять, что там то самое сливочное масло 87-90% жиров, нужно анализировать и понимать продукт. Я, например, рекомендую пациентам больше обслуживаться на рынках, то есть знать своего продавца. Как часто это принято в Европе, когда он торгует сыром, его отец торговал, его прадедушка, то есть это культура производства продукта, чего у нас, к сожалению, пока нет. Но если мы будем двигаться в эту сторону, хотя бы кто-то это услышит и начнет эту информацию использовать, то это принесет пользу большую.
Дмитрий Еделев:
Но мы прекрасно понимаем, что когда дедушка и отец производили сыр, пальмового масла еще не было, рафинированного масла не было, поэтому сегодня это большая проблема. Россия съедает почти миллион тонн пальмовых рафинированных жиров не самого лучшего качества. Почему все-таки жиры должны быть хорошими?
Рената Погосова:
Потому что любой некачественный продукт, если мы о жирах говорим, в любом случае даст сбой, первым долгом в сердечно-сосудистой системе. Допустим, по американской статистике, их основной бич – это ожирение на фоне принятия неправильных жиров, то есть фастфуд, тот же картофель, который жарится во фритюре, вроде бы это жир, с одной стороны, полезный, и изначально там было растительное масло, и тут оно превращается в канцероген. То есть жиры нужно еще и правильно готовить, использовать. Я, например, не рекомендую вообще прогревать жиры никаким образом, то есть использовать их непосредственно в тарелке, не более того.
Дмитрий Еделев:
То есть фритюр – это все-таки плохо?
Рената Погосова:
Однозначно плохо, это даже не подлежит никакому обсуждению. Потому что это выработка канцерогенных веществ, вот и вся история.
Дмитрий Еделев:
Мы коснулись пищеварения в тонком кишечнике, что дальше происходит с пищей, ведь там еще полным полно полезных веществ?
Рената Погосова:
В тонком кишечнике, в основном в подвздошной части, происходит всасывание всех питательных веществ, и это напрямую попадает в кровеносную и лимфоидную ткань. Дальше тонкий кишечник потихонечку превращается в толстый кишечник. Разница между тонким и толстым – во внутренней выстилке, это эндотелий, и в размерах. Тонкий от толстого отличается размерами, просто в 3 раза в диаметре больше.
В толстом кишечнике происходят 2 активных процесса: это всасывание избыточной жидкости из каловой массы и процессы, связанные с непереваренной клетчаткой и вообще с клетчаткой, тут немножечко поговорим о двух модных словах –«пребиотик» и «пробиотик», что же это такое? Пребиотик – это энергетическая среда, на которой должны разрастаться бактерии, а пробиотик – это непосредственно те самые бактерии, благодаря которым в толстом кишечнике должна синтезироваться группа витаминов B, которые мы не получаем из вне, если не принимаем это с пищей. Даже если мы приняли этот продукт, насыщенный витамином B, никто не дает гарантии, что это усвоится. А собственный витамин B, вся линейка вырабатывается посредством бактерий, которые синтезируют определенные кислоты, и вот благодаря этому синтезируется группа витаминов B.
Первым долгом хочу обратить внимание, что группа витаминов B – это не волосы, ногти и кожа, это прежде всего состояние нервной системы. Поэтому когда кишечник находится в состоянии вздутия, метеоризма, то ни о какой нервной системе говорить совершенно точно не стоит, это люди, которые не могут войти в психоэмоциональные берега, то есть они с переменным настроением постоянно, потому что неправильная флора, благодаря которой создается состояние метеоризма. Бактерии тоже ходят в туалет, и вот те самые неправильные бактерии, которые там не должны находиться, тоже ходят в туалет, но они ходят в туалет разнообразными газами, начиная от сероводорода, пахучего газа, заканчивая метаном, взрывоопасным газом. Так вот, эти газы вызывают вот такое состояние в кишечнике. Допустим, спастический колит – это вздутие петель кишечника, то есть выделяется нейротоксин, который воздействует на стенки кишечника таким образом, что он вздувается, то есть это защитный механизм. И человек получает через стенку толстого кишечника все токсины, которые выделяет его неправильная микрофлора. Я даже не говорю о том, что в этом кишечнике залежи каловых масс, я говорю только пока о неправильной флоре.
Дмитрий Еделев:
А стресс влияет на пищеварение?
Рената Погосова:
Колоссально. Дело в том, что если будем говорить о стрессе, мы можем поговорить о таком органе, как надпочечник. Все знают, что он выделяет такой гормон стресса, как адреналин, норадреналин и кортизол, а так больше 38 гормонов выделяет этот орган. Новость может быть разной, с разным эмоциональным окрасом, но для организма это стресс, то есть он это воспринимает, как стрессорную ситуацию, и запускается определенный каскад химических реакций. В ток крови начинают выделяться стероиды, адреналин, кортизол.
Дмитрий Еделев:
Человек посмотрел наши вечерние новости, я не говорю про выигрыш миллиона, – что происходит? Я хочу сейчас коснуться не положительного эмоционального фона, потому что там выделяется огромное количество еще и опиоидных веществ, я хочу второй части коснуться, когда человеку плохо, грустно, тоскливо, хочется, извиняюсь за выражение, выпить с тоски. Как изменяется пищеварение при отрицательных эмоциях и отрицательных составляющих стресса?
Рената Погосова:
Тогда уберем фактор адреналина, все-таки адреналин – это гормон острой ситуации, про миллион, про новости…
Дмитрий Еделев:
Не всегда, не соглашусь. Посмотрел новости и быстро бежишь, покупаешь винтовку, потому что понимаешь, что завтра конец.
Рената Погосова:
Тогда коснемся такого гормона, как кортизол. Гормон кортизол – это гормон хронического стресса. Это защитный механизм нашего организма, чтобы человек не вышел за психоэмоциональные берега, выделяется вот такой гормон, который адаптирует психику. Но с другой стороны, этот кортизол, как пожарный из брандспойта гасит иммунный ответ в кишечнике, то есть он пагубно воздействует на флору кишечника и тем самым дает повод разрастаться той флоре, которая может присутствовать там, допустим, условно патогенная флора. Кандида должна присутствовать в кишечнике, но на своем месте и в том количестве, в котором она должна присутствовать. Как только появляются негативные факторы, допустим, хронический стресс…
Дмитрий Еделев:
Кандиды – это кто?
Рената Погосова:
Это самый частый грибок, с которым у нас борются все. Чаще всего женщины сталкиваются с этой проблемой в виде молочницы, и кандидоз – это грибок, который манифестирует при любой стрессорной ситуации. У женщин это проявляется вот такими неприятностями, у мужчин это, чаще всего, в силу особенности строения телосложения, проявляется кишечным кандидозом, генерализованным кандидозом. Поэтому в каком настроении находится человек, для кишечника очень важно. Сейчас волна пошла – все принимают прекурсоры серотонина 5-HTP или сам серотонин, триптофан, все, что угодно, это гормоны радости.
Дмитрий Еделев:
Скажем так, это антистрессовые вещества, которые прописывают нередко медицинские работники для повышения настроения.
Рената Погосова:
И также эти медицинские работники сейчас начали замечать, мы говорим чаще о неврологах, психотерапевтах, что этот препарат не работает и работать он никак не будет, потому что 80-85% серотонина рождается в кишечнике, а не в головном мозге.
80-85% серотонина рождается в кишечнике, а не в головном мозге.

Дмитрий Еделев:
Но это заместительная терапия происходит, когда вы назначаете вещество серотонина или вещества, препятствующие разрушению серотонина, то здесь автоматически заменяете работу кишечника, это правда.
Дмитрий Еделев:
Еще принято выделять кишечный мозг, то есть это научно доказано.
Дмитрий Еделев:
Что такое кишечный мозг, где он находится?
Рената Погосова:
Мы действительно думаем собственным кишечником, у нас под слизистой кишечника находится огромное количество нервных окончаний, которые взаимодействуют непосредственно с той же средой, той же флорой, которая находится там.
Дмитрий Еделев:
Зачем они там нужны? Почему именно такая формулировка? Есть ли у этого мозга эротические фантазии, стремление занять руководящие должности и так далее? Для чего нужна эта периферическая часть нервной системы?
Рената Погосова:
Она работает за счет такого нерва, как вагус – блуждающий нерв, это одна из пар нервов, самые длинные, 12 черепно-мозговых пар, и он участвует активно в процессах автономии, в процессах пищеварения. Он уходит в брюшину. За счет него происходит, например, сердцебиение, мы же не отвечаем за то, как бьется сердечко, оно бьется в собственном ритме.
Дмитрий Еделев:
Давайте вернемся к желудочно-кишечному тракту, почему периферическая нервная система реагируют на стресс центральной нервной системы.
Рената Погосова:
Те бактерии, которые находятся в тонком кишечнике, ближе к толстому кишечнику, могут выделять такие вещества, которые распознает нервная система, то есть это нейромедиаторы, мессенджеры. Благодаря этим веществам происходит ответ, то есть регуляция нервной системы, они общаются посредством этих нейромедиаторов. Кстати, очень часто пациент говорит: «Знаете, я ем сладкое, я не могу остановиться, мне все равно, что есть – это головка сахара, вкусное кондитерское изделие». Для меня, как для врача, это сразу такой момент: ага, там, скорее всего, может находиться в избытке грибковая флора. То есть грибы древние на земле, они начинают сотрудничать с подслизистым слоем, с нервными клетками, нервные клетки – это как ФСБ-шники в организме, они мониторят ситуацию. Благодаря тем сигналам, которые дает гриб, тем химическим веществам, которые он выделяет в подслизистую кишечника, идет соприкосновение с нервным окончанием, а нервные окончания передают импульс в центральную нервную систему, то есть «дай мне сладкого, я хочу сладкого», работаем вот в такой схеме.
Дмитрий Еделев:
Рената Геннадьевна, у Вас есть полминуты, чтобы высказать свои пожелания пациентам, друзьям, слушателям и зрителям.
Рената Погосова:
Всем желаю счастья, здоровья, любви, самое главное – гармонии. А закончу свое выступление словами нашего известного, всеми любимого Ильи Мечникова – это известный иммунолог, биолог, Нобелевский лауреат 1908 года, он сказал такую выдающуюся фразу: «Смерть начинается в кишечнике».
Дмитрий Еделев:
Но он повторил Гиппократа.
Рената Погосова:
Да, соглашусь. Поэтому я бы хотела, чтобы наши слушатели понимали, что Бог плохой пищи не придумал, нужно знать, в каком количестве, что ты ешь, с кем ты ешь, и все-таки выработать определенные автоматизмы, потому что организм должен привыкнуть, что, например, некая Наталья должна позавтракать с 8 до 10, нужны автоматизмы, как ни крути, чтобы организм привыкал, что сейчас будет завтрак, с 14 до 15 у нас обед. Всех люблю, всех целую, хороших эфиров!
Дмитрий Еделев:
Спасибо большое. Хочу напомнить, что в нашей студии была Рената Геннадьевна Погосова – врач-гастроэнтеролог, автор авторских методик по похудению, по улучшению пищеварения, спасибо.

ИСТОЧНИК