Современное лечение герпесвирусных инфекций человека.

Мальцев Дмитрий Валериевич, кандидат медицинских наук, заместитель директора Института иммунологии и аллергологии Национального медицинского университета имени А. А. Богомольца

 

Иммунотерапия

Необходимо признать, что монотерапия противовирусными препаратами – слишком ограниченный терапевтический подход, особенно в случае хронических лимфотропных герпетических инфекций, приводящих к развитию иммунодефицитной болезни. Использование иммунотропных средств, направленных на коррекцию нарушенных звеньев противовирусного иммунитета, является наиболее физиологичным путём лечебного воздействия, поскольку именно так успешно защищается от герпетических агенов иммунокомпетентный организм в естественных условиях. Более того, иммунотропные препараты оказывают синергический эффект с противовирусными средствами, поэтому позволяют снизить потребность больных в ацикловире и его аналогах. Иммунотерапия абсолютно показана пациентам с первичными иммунодефицитами, у которых риск развития герпесвирусных осложнений существенно увеличен.

Иммуноглобулины

Препараты иммуноглобулиновзанимают важное место в лечении реактивированных форм герпесвирусных инфекций. Механизм действия этих медикаментозных средств состоит в нейтрализации свободных вирионов, усилении фагоцитоза вирусных частиц благодаря эффекту опсонизации, а также в потенцировании разрушения вирус-инфицированных клеток в реакциях антитело-зависимой цитотоксичности. Препараты иммуноглобулинов также оказывают довольно выраженное десенсибилизирующее, иммуномодулирующее и детоксицирующее действие. Несмотря на распространённое мнение, эти лекарственные средства хорошо переносятся, а побочные эффекты крайне редки. По концентарции антител различают простые препараты иммуноглобулинов и препараты с повышенным титром антител (так называемые супериммуноглобулины), которые обладают более высокой терапевтической активностью (рис. 3).

Рис. 3. Фото препарата иммуноглобулина для в/в введения

Сегодня существуют 6 типов препаратов иммуноглобулинов, каждый из которых может назначаться при герпесвирусных инфекциях:

1. Препараты специфических иммуноглобулиновдля в/м или в/в введения, которые можно с успехом использовать при верифицированной инфекции (против герпеса 1 и 2 типов, Эпштейна-Барр вируса, цитомегаловируса).

2. Препараты нормального человеческого иммуноглобулина для в/м введения (антитела разной афинности из сывороток крови доноров), которые можно использовать для коррекции гипоиммуноглобулинемии, часто наблюдаемой при герпесвирусных инфекциях; кроме того, они показаны в случае инфекций, к которым отсутствуют препараты специфических иммунглобулинов (HHV-7, HHV-8), поскольку из-за широкой распространённости герпесвирусных агентов в человеческой популяции препарат нормального иммуноглобулина всегда будет содержать большое количество специфических антител.

3. Препараты иммуноглобулинов для внутривенного введения, содержащие IgG (сандоглобулин, биовен-моно и др.), которые используются для коррекции гипоиммуноглобулинемии и для лечения аутоиммунных болезней, являющихся осложнением герпесвирусной инфекции.

4. Препараты иммуноглобулинов для внутривенного введения, обогащенные IgМ (пентаглобин), показанные при бактериальном сепсисе, который иногда осложняет течение тяжёлой герпесвирусной патологии, или для восполнения пула IgМ при некоторых первичных иммунодефицитах, способных опосредовать развитие реактивированных герпесвирусных инфекций.

5. Препараты моноклональных антител(например, ритуксимаб эффективен при В-клеточных лимфомах, вызванных Эпштейна-Барр вирусом);

6. Комбинированные препараты, в состав которые помимо иммуноглобулинов входят и другие компоненты (например, кипферон – комбинация иммуноглобулинов и α2-интерферона).

На данный момент разрабатываются и апробируются препараты иммуноглобулинов для подкожного введения, которые позиционируются как разумная альтернативна в/в иммуноглобулинотерапии. Существуют также иммуноглобулины для ректального применения (в суппозиториях), однако пока ещё недостаточно данных об эффективности такого терапевтического подхода.

Рассчитанную дозу препарата иммуноглобулинов для в/м введения (взрослому человеку – в зависимости от массы тела, глубины гипоиммуноглобулинемии и/или величины вирусной нагрузки – от 15 до 30 мл и даже более) необходимо вводить на протяжении 1-2 дней (желательно в вечернее время) 1 раз в 3-4 недели, учитывая период полураспада IgG (около 21-23 дней). В некоторых случаях требуемая доза иммуноглобулина настолько высока, что такую терапию очень трудно осуществить при помощи препаратов для в/м введения. В таких случаях показаны в/в иммуноглобулины. При лечении герпесвирусных инфекций разовая доза препарата у детей должна составлять 200 мг/кг. Препарат вводят одно- или двукратно. При лечении герпесвирусных инфекций у взрослых разовая доза препарата для в/в введения должна составлять 100 мг/кг, причём терапия обычно проводится в течение 4-х дней. Кроме того, в/в иммуноглобулинотерапия эффективна при аутоиммунных осложнениях, ассоциированных с герпесвирусной инфекцией.

 

Интерфероны

Интерферонотерапия является вторым методом иммунотерапии при герпесвирусных инфекциях. По типу действующего вещества (классу интерферона) различают препараты α-, β- и γ-интерферонов, а по способу получения – на препараты естественных (экстракты из биологических сред добровольцев или тканевой жидкости культур человеческих клеток, стимулированных к продукции этих цитокинов) и рекомбинантных интерферонов (продукты синтетической деятельности некоторых микробов, чаще всего – E. сoli, в геном которых генно-инженерным способом встроено ген того или иного человеческого интерферона).

Препараты естественных интефреронов высокоактивны, однако дорого стоят, что обусловлено трудоёмкостью их получения, плохо хранятся, содержат большое количество дополнительных молекул, что повышает их реактогенность, а также могут быть источниками микробного заражения (при нарушении поддержания условий стерильности препарата).

Препараты рекомбинантных интерферонов имеют более узкий терапевтический эффект, однако являются сравнительно дешёвыми, хорошо хранятся, не содержат большого количества дополнительных молекул и не представляют опасности в плане микробного заражения.

Препараты α-интерферонов (лаферобион, альфарон, реальдирон, реаферон, виферон и др.) широко используются в терапии реактивированных герпесвирусных инфекций благодаря прямому противовирусному воздействию, состоящему в подавлении репликации, транскрипции и трансляции генетического материала вируса внутри клеток. Эти лекарственные средства оказывают иммунокорригирующее и иммуномодулирующее воздействие, состоящее в усилении активности цитотоксических Т-лимфоцитов, естественных киллеров и макрофагов, задействованных в процессах разрушения вирус-инфицированных клеток (табл. 2). Как известно, герпесвирусные агенты подавляют интерфероногенез в заражённом организме, что приводит к существенному снижению противовирусного иммунитета и является залогом хронизации инфекции. Назначая препараты α-интерферонов, достигается обеспечение коррекции ключевого вирус-индуцированного дефекта иммунитета, что позволяет переломить ситуацию в системе противодействия организм-вирус.

Принципиальным является вопрос о рекомендуемых дозах назначаемых интерферонов. Высокие дозировки этих препаратов (3-5 млн. МЕ и выше) вызывают побочные эффекты (гриппоподобный синдром, артериальная гипертензия, снижение порога судорожной готовности головного мозга и др.) и обеспечивают преимущественно антипролиферативный эффект, который может быть полезен при лечении опухолей, ассоциированных с герпесвирусными инфекциями (например, саркома Капоши при HHV-8-инфекции). Ещё в конце 80-х годов прошлого столетия было установлено, что малые дозы интерферонов (500 тыс. – 1 млн. МЕ) оказывают более выраженный иммуномодулирующий и противовирусный эффект, а также лучше переносятся больными. Мы рекомендуем использование именно таких дозировок препаратов при лечении реактивированных герпесвирусных инфекций (№ 10 – 15 на курс при ежедневном приёме или введении через день с последующим использованием индукторов интерфероногенеза). Только в тяжёлых случаях показано использование препаратов α-интерферонов в суточной дозе 3 млн. МЕ.

Наши исследования продемонстрировали высокую эффективность комбинированной терапии препаратами специфического иммуноглобулина и α-интерферонов при лечении реактивированной Эпштейна-Барр вирусной инфекции с поражением структур лимфоглоточного кольца, что объясняется синергическим воздействием указанных лекарственных средств. Так, иммуноглобулины нейтрализуют внеклеточные формы вируса и метят вирус-инфицированные клетки для естественных киллеров и макрофагов. В то же время, интерфероны блокируют репродукцию внутриклеточных вирусов и усиливают функциональную активность клеток, принимающих участие в реакциях цитотоксичности. Схема разработанной нами терапии проста: в первый день лечения вводится вся месячная доза препарата специфического иммуноглобулина для в/м введения, а затем проводится интерферонотерапия (например, по 1 млн. МЕ лаферобиона через день на ночь №10-15). При необходимости возможно проведение нескольких курсов терапии с учётом периода рефрактерности к интерферонам.

Длительное применение высоких препаратов интерферонов приводит к синтезу антител к действующему веществу, что снижает эффективность лечения. Поэтому при необходимости продолжительных курсов иммунотерапии мы рекомендуем в дальнейшем переходить на индукторы синтеза эндогенных интерферонов. Препараты в/в иммуноглобулинов помогают преодолеть рефрактерность к интерферонам, обусловленную синтезом антител, что позволяет успешно проводить интерферонотерапию, несмотря на иммунизацию к действующему веществу, если этого требует клиническая ситуация.

Иногда рефрактерность к α-интерферонам обусловлена мутациями в вирусном геноме, что часто встречается у пациентов, которые слишком часто проходили курсы интерферонотерапии, обычно – при нерациональном планировании лечения. В таком случае может быть показана смена препарата в пределах того же класса (например, замена препарата α-интерферона на α2b-интерферон) или же использование препарата другого класса (вместо α-интеферона – γ-интерферон).

Ещё одним недостатком лечения интерферонами является парентеральный механизм введения препарата (в/м), что опосредует системный эффект действующего вещества и содействует проявлению побочных эффектов. В то же время, в физиологических условиях интерфероны продуцируются преимущественно в тканях и иммунных органах, где содержится патоген и большинство интерферон-чувствительных клеток иммунной системы, и лишь остаточные концентрации этих цитокинов проникают в кровь и оказывают системный эффект.

Таблица 2. Классификация препаратов интерферонов

Сегодня существуют препараты α-интерферонов для перорального приёма липосомальной природы (например, липоферон, содержащий 500 тыс МЕ α-интерферона), которые потенциально могут исправить имеющийся недостаток. Как известно, около 60-70 % клеток иммунной системы находится именно в желудочно-кишечном тракте, а учитывая склонность иммуноцитов к рециркуляции эта цифра существенно возрастает, поэтому пероральный приём препарата оказывает более выраженный иммуномодулирующий эффект и почти не сопровождается системными побочными эффектами. Недостатком такой стратегии является сравнительно низкий противовирусный эффект интерферонов на патоген, находящийся на отдалении от кишечника (поражение ЦНС, почек, лёгких и др.).

Иногда вирусная инфекция приводит к снижению экспрессии рецепторов к α-интерферонам в заражённых клетках, что может снизить эффективность интерферонотерапии. Существует препарат субалин для перорального применения, содержащий сапрофитный кишечный микроорганизм В. subtilis, в геном которого генно-инженерным путём вмонтирован ген человеческого α2-интерферона. Этот микроорганизм владеет видовым иммунитетом к герпесвирусам человека, что исключает возможность реализации вирус-индуцированной иммуносупресии.

На рынке также имеются так называемые пегилированные формы α-интерферонов (пегинтрон, пегасис и др.), т.е. препараты с пролонгированным действием, что достигается путём конъюгации молекулы интерферона с полиэтиленгликолем. Пегилированные интерфероны используются 1 раз в 5-7 сут, что может предоставить преимущества при лечении пациентов, не соблюдающих надлежащим образом режим введения препаратов (т.е. при низком комплаенсе терапии). Однако в целом эффективность пегилированных интерферонов ниже, чем аналогичных препаратов короткого действия, что связано с затруднением доступа действующего вещества к клеткам человеческого организма. Кроме того, как показала практика, при использовании пролонгированных препаратов выше риск развития некоторых осложнений, например, нейтропений, что требует дополнительного назначения колониестимулирующих факторов.

При выборе профилактического лечения пациентов сремиттирующим рассеянным склерозом, ассоциированным с EBV- и HHV-6-инфекцией, по-видимому, преимущество необходимо отдавать препаратам β-интерферонов (ребиф, бетаферон, бетабиоферон, авонекс), а не глатирамеру ацетату или натализумабу, учитывая выраженную противовирусную активность этих лекарственных средств, которая в 10-100 раз выше, нежели у препаратов α-интерферонов, а также сообщения о вирус-индуцированной блокаде продукции эндогенных β-ИФН в организме людей, заражённых HHV-6 (Jaworska, 2007).

Существуют сообщения, что препараты рекомбинантных γ-интерферонов (ингарон, имукин, гаммаферон и др.) более эффективны при герпесвирусных инфекциях, нежели препараты α-интеферонов. Эти препараты назначают в дозе 500 тыс. – 1 млн. МЕ в/м ежедневно, через день или 1 раз в 3 дня в зависимости от клинической ситуации № 10-15 на курс с последующим применением индукторов интерфероногенеза. Побочные эффекты препаратов γ-интерфернов аналогичны таковым у препаратов α- и β-интерферонов, однако в целом эти лекарственные средства переносятся лучше. Преимуществом препаратов γ-интерферонов является выраженный иммуномодулирующий эффект, состоящий в усилении клеточного звена иммунитета, с чем связана дополнительная польза от применения таких препаратов, учитывая оппортунистические свойства герпесвирусов.

Индукторы эндогенного интерферона

Индукторы эндогенного интерферона (интерфероногены) широко представлены на современном фармакологическом рынке. Эти препараты отличаются по химическому строению, однако все они имеют общее свойство – возможность стимулировать продукцию интерферонов эпителиоцитами, лимфоцитами и макрофагами человеческого организма. Преимуществом такой терапии является отсутствие тяжёлых системных эффектов, наблюдаемых при использовании интерферонов, а также сохранение эндогенного интерфероногенеза, который подавляется при длительном использовании высоких доз препаратов рекомбинантных интерферонов. В связи с этим такие препараты могут быть рекомендованы для продолжительной терапии, потребность в которой зачастую возникает в условиях хронических герпесвирусных инфекций.

Недостками указанной терапевтической стратегии является индивидуальная эффективность препарата – один и тот же интерфероноген может быть очень эффективным у одних пациентов и абсолютно бесполезным у других. Предугадать эффективность препарата в каждом конкретном случае не представляется возможным. Поэтому мы рекомендуем проводить пробы in vitro на чувствительность к назначаемому препарату, которая учитывается по возрастанию концентрации этих цитокинов при совместном культивировании лейкоцитов пациента с лекарственным средством. В процессе лечения, особенно при длительных курсах терапии, мы также рекомендуем проводить измерение концентрации интерферонов в сыворотке крови для оценки эффективности назначенного препарата. Если используемый препарат недостаточно эффективен, возможна замена на другой индуктор интерферона, который может оказаться гораздо более действенным. Ещё один недостаток подобной терапии – неспецифический стимулирующий эффект, который приводит к одновременной продукции разнонаправленных типов интерферонов – как α- и γ-ИФН, оказывающих противовирусный и иммуномодулирующий эффекты, так и β-ИФН, способного опосредовать нежелательное иммуносупрессивное действие. Причём соотношение в продукции указанных цитокинов сугубо индивидуально, что в ряде случаев делает терапевтический эффект непредсказуемым (табл. 3).

Таблица 3. Классификация индукторов интерферонов по химической структуре

Кроме того, эффективность индукторов интерферона существенно ниже, чем препаратов интерферонов. Также при назначении таких средств характерен определённый латентный период в реализации фармакотерапевтического воздействия, т.е. клинический эффект наступает не сразу, поэтому интерфероногены не рекомендованы для лечения ургентных случаев.

Амиксин (тилорон) является эффективным низкомолекулярным синтетическим индуктором интерферона. Главными продуцентами интерферона в организме человека после приема амиксина являются клетки эпителия кишечника, нейтрофилы, гепатоциты, гранулоциты, Т-лимфоциты. Наибольшая продукция интерферона проявляется в крови, печени и кишечнике через 4-24 часа после приема препарата. С целью лечения его принимают по 125 или 250 мг (соответственно 1 или 2 таблетки) в сут в течение двух дней, а затем по одной таблетке через 2 сут на протяжении длительного времени (от 2-х недель до 2-3 мес. и более).

Циклоферон (акридонуксусная кислота) – синтетический индуктор синтеза интерферона, оказывающий иммуномодулирующее, противовирусное и противовоспалительное действие. Механизм действия препарата заключается в его способности индуцировать образование высоких титров эндогенных интерферонов-α и -β в органах и тканях, содержащих лимфоидные элементы (слизистая оболочка тонкой кишки, селезенка, печень, легкие).

Циклоферон воздействует на стволовые клетки костного мозга, стимулируя образование гранулоцитов, активирует Т-лимфоциты и естественные киллерные клетки, нормализует баланс между субпопуляциями Т-лимфоцитов. При герпетической инфекции препарат назначают внутрь в разовой дозе 300-600 мг (2-4 таб) на 1, 2, 4, 6, 8, 11, 14, 17, 20 и 23 сут. Курсовая доза 3-6 г (20-40 таб). Циклоферон также можно вводить в/в или в/м по базовой схеме в дозе 250 мг; 10 инъекций. Курсовая доза – 2,5 г.

Кагоцел синтезирован на основе натриевой соли карбоксиметилцеллюлозы и низкомолекулярного природного полифенола – госсипола. Основным механизмом действия препарата является его способность индуцировать продукцию интерферонов. Карбоксиметилцеллюлоза, с которой связан госсипол, не всасывается в кишечнике и обеспечивает медленное высвобождение действующего вещества, что обьясняет пролонгированный эффект препарата. Кроме того, карбоксиметилцеллюлоза обладает дезинтоксикационными свойтвами благодаря эффекту энтеросорбции.

Кагоцел вызывает образование в организме человека так называемого позднего интерферона, являющегося смесью α-, β- и γ-интерферонов, имеющих высокую противовирусную и иммуномодулирующую активность. Кагоцел стимулирует продукцию интерферонов практически во всех популяциях клеток, принимающих участие в противовирусном ответе организма: Т- и В-лимфоцитах, макрофагах, гранулоцитах, фибробластах, эндотелиальных клетках. При приеме внутрь одной дозы препарата титр интерферонов в сыворотке крови достигает максимальных значений через 48 ч.

Лечение хронической герпесвирусной инфекции проводят 7-дневными циклами: 2 дня – 2 таблетки 1 раз в сут, а последующие 5 сут препарат не принимают (перерыв), затем цикл повторяют. Продолжительность профилактического курса – от 1 недели до нескольких месяцев. Для лечения эпизода HHV-1, HHV-2 и HHV-3 инфекции у взрослых пациентов кагоцел применяют по 2 таблетки 3 раза в сут в течение 5 дней.

Средства, воздействующие на компоненты врождённого иммунитета

Одними из основных нарушений иммунитета, лежащих в основе хронической реактивированной герпесвирусной инфекции, является снижение качества фагоцитоза, внутриклеточной переработки антигена и последующее нарушение антигенной презентации. При этом поражены дендритные клетки, макрофаги и нейтрофилы. Сегодня существует достаточно большой арсенал иммунотропных препаратов, способных компенсировать описанные дефекты врождённого иммунитета, чрезвычайно часто встречающиеся в клинической практике.

Например, синтетический препарат Полиоксидоний (“Петровакс Фарм”, Российская Федерация), являющийся производным этиленпиперазина, способен активировать макрофаги, моноциты, а также, по-видимому, дендритные клетки благодаря взаимодействию с клеточными шаблон-распознающими рецепторами (в частности, с так называемыми “scavenger receptors”, или рецепторами-мусорщиками). Препарат усиливает фагоцитоз и цитотоксичность гистиоцитов, повышает качество антигенной презентации. Также усиливается синтез антител, что обусловлено взаимодействием молекулы препарата с иммуноглобулиновыми рецепторами В-лимфоцитов, а также непрямым эффектом, связанным с воздействием на антигенную презентацию. Препарат назначается в дозе 6-12 мг в/в, в/м или per rectum через день или 1 раз в три дня №10-20 под контролем иммунограммы.

Иммунотропный препарат “Ликопид” (“Пептек”, Российская Федерация) является производным клеточной стенки бактерий Lactobacillus bulgaricus и по химической структуре представляет собой глюкозаминилмурамилдипептид. Действующее вещество препарата взаимодействует с NOD2 [1] сигнальными шаблон-распознающими рецепторами (внутриклеточными рецепторами к мурамилдипептидам) дендритных клеток, гистиоцитов и моноцитов, повышая активность захвата антигенов, интенсивность их внутриклеточной переработки, усиливает экспрессию молекул HLA II класса и повышает качество антигенной презентации. Этот препарат показан при дефиците фагоцитарной активности клеток, вызванном герпесвирусными патогенами, а также с целью улучшения антигенной презентации при бактериальных и грибковых суперинфекциях. При этом достигается потенциация как клеток врождённого иммунитета, так и усиление адаптивного иммунного ответа на патоген, поскольку качество подбора специфических Т-хелперов напрямую зависит от процесса антигенной презентации. Препарат назначается в дозе 10-20 мг per os или сублингвально на ежедневный приём 1-3 курсами по 10 дней, перерывы между курсами – 2-3 недели.

Иммунотропный препарат “Иммуномакс” (“Иммафарма”, Российская Федерация) содежит пептидогликан клеточной стенки бактерий и воздействует на антигенпрезентирующие клетки через scavenger receptors, TLR2 и, по-видимому, NOD рецепторы. Этот иммуномодулятор назначается в дозе 100-200 ЕД курсом, состоящим из 6 в/м инъекций в 1, 2, 3, 8, 9, 10 дни лечения.

В то же время, отечественный препарат “Бластомунил” (“Биофарма”, Украина) содержит комплекс гликопептидов, нуклеотидов, пептидов, а также тейхоевую кислоту, полученные из клеточной стенки бактерии Lactobacillus delbrueckii, благодаря чему активирует антигенпрезентирующие клетки кожи посредством scavenger receptors, TLR2 иTLR6. Препарат вводят в/м или п/к в дозе 0,0006 г один раз в 5-7 суток № 3-5 на курс.

Применение иммунотропных препаратов, воздействующих на клеточное звено врождённого иммунитета, является одним из наиболее перспективных в современной клинической иммунологии. В табл. 4 приведены некоторые препараты микробного происхождения, которые могут использоваться для коррекции клинически манифестных дефектов фагоцитов и дендритных клеток.

Таблица 4. Классификация иммуномодуляторов микробного происхождения, воздействующих на антигенпрезентирующие клетки

1. Препараты, содержащие лизаты микроорганизмов:
— полипатогенные (бронхо-мунал, имудон, ИРС-19, паспат)
— монопатогенные (рузам, постеризан)
2. Препараты, содержащие частично очищенные микробные компоненты:
— липопосисахариды (продигиозан, пирогенал, лентинан)
— пептидогликаны (иммуномакс)
— рибосомы (рибомунил)
— нуклеиновые кислоты (нуклеинат натрия, ридостин)
3. Препараты, содержащие минимальные биологически активные фрагменты микроорганизмов:
— глюкозаминмурамилдипептид (ликопид)
— CpG олигонуклеотиды (промун, актилон, ваксиммун)
— комплексные (бластомунил)

Заключение

Подводя итоги, следует отметить, что рациональная терапия герпесвирусных инфекций невозможна без предварительного установления формы инфекции (первичная, латентная, персистирующая, реактивированная). Монотерапия противовирусными химиопрепаратами недостаточно эффективна у иммуноскомпрометированных пациентов и только комбинированное лечение с иммунотропными средствами позволяет добиться успеха в этих случаях. Некоторые иммунотропные препараты помимо иммуномодулирующей активности оказывают прямое противовирусное воздействие (иммуноглоблулины, интерфероны, интерфероногены), эффект же других ограничивается влиянием на те или иные компоненты иммунного ответа, что усиливает иммунный надзор за оппортунистическими патогенами (полиоксидоний, тимические гормоны, ронколейкин и др.).

Необходимо помнить, что первичные и вторичные иммунодефициты могут быть причиной формирования реактивированных форм герпесвирусных инфекций, поэтому значение рационально спланированного иммунологического обследования трудно переоценить. В целом при верифицированном дефиците Т-лимфоцитов, естественных киллеров или сниженной продукции интерферонов показано использование тимических препаратов, препаратов естественных и рекомбинатных интерферонов, а также индукторов синтеза эндогенных интерферонов. При верифицированной гипоиммуноглобулинемии используют препараты иммуноглобулинов для в/в и в/м введения c заместительной целью. При проявлениях нейтропении целесообразно назначение т.н. стимуляторов лейкопоеза (метилурацила, пентоксила, нуклеината натрия), а в тяжёлых случаях – препаратов колониестимулирующих факторов (нейпоген, филграстим, граноцит и др.). В случае подтверждённых дефектов фагоцитоза используют полиоксидоний, ликопид, иммуномакс и сходные препараты. Без сомнения, указанные данные не исчерпывают всех возможностей современной иммунотерапии.

NOD-   nucleotide — binding oligomerization domain (рус. – домены нуклеотид-связывающей олигомеризации) – цитоплазатические шаблон-распознающие рецепторы дендритных клеток и макрофагов, распознающие консервативные молекулы клеточной стенки бактерий

 

Литература:

1. Абатуров А.Б., Шостакович-Корецкая Л.Р. HHV-6 инфекция у детей // Здоровье ребёнка. – 2007. – № 3. – С. 70–80.

2. Барановская Е.И. Герпетическая инфекция в практике акушера-гинеколога // Медицинские новости. – 2001. – № 4. – С. 35–37.

3. Башлыкова М.В., Масюкова С.А., Каримова И.М. Совершенствование современных методов диагностики и лечения герпетической и цитомегаловирусной инфекций // Вестник дерматологии и венерологии. – 2001. – № 5. – С. 12–14.

4. Белова Е.Г., Кускова Т.К. Герпесвирусы 6, 7, 8-го типов // Лечащий врач. – 2006. – № 2. – С. 76–79.

5. Богадельников И. В. Герпесвирусы в организме человека: наказание или благо? // Новости медицины и фармации. – 2007. – № 1. – С. 12–15.

6. Борисова А.М., Лактионова Л.В., Сетдикова Н.Х. Опыт клинического применения полиоксидония при вторичных

7. Глинских Н.П. Герпесвирусы человека // Неизвестная эпидемия: герпес: статьи – Смоленск: Полиграмма, 1997. – С. 57–65.

8. Борисова А.М., Лактионова Л.В., Сетдикова Н.Х. Опыт клинического применения полиоксидония при вторичных иммунодефицитах взрослых // Int. J. Immunorehab. – 1998. – № 10. – С. 100–109.

9. Adour K.K., Ruboyianes J.M., Von Doersten P.G. et al. Bell s palsy treatment with acyclovir and prednisone compared with prednisone alone: а double-blind, randomized, controlled trial. Ann. Otol. Rhino Laryngol. 1996; 105: 371-378.

10. Allen D., Dunn L. Aciclovir or valaciclovir for Bell s palsy (idiopathic facial paralysis). Cochrane Database Syst. Rev. 2004; 3: CD001869.

11. Bach M.C., Bagwell S.P., Knapp N.P. et al. 9-(1,3 dihydroxy-2-propoxymethyl) guanine for cytomegalovirus infections in patients with the acquired immunodeficiency syndrome. Ann. Intern. Med. 1985; 103: 381–384.

12. Bowden R.A., Sayers M., Flournoy N. et al. Cytomegalovirus immunoglobulin and seronegative blood products to prevent primary cytomegalovirus infection after marrow transplantation. N. Engl. J. Med. 1986; 314: 1006–1010.

13. Cheng Y.C., Huang E.S., Lin J.C. et al. Unique spectrum of activity of 9-[(1,3-dihydro-2-propoxy) methyl] guanine against herpes simplex type 1. Proc. Nat. Acad. USA. 1983; 80: 2767–2770.

14. Chou S., Norman D.J. Effect of OKT3 antibody therapy on cytomegalovirus reactivation in renal transplant recipients. Transplantation Proc. 1985; 17: 2755–2756.

15. Cook R.C., Connors J.M, Gascoyne R.D. et al. Treatment of post-transplant lymphoproliferative disease with rituximab monoclonal antibody after lung transplantation. Lancet. 1999; 354: 1698-1699.

16. Cundy К.С. Clinical pharmacokinetics of the antiviral nucleotide analogues cidofovir and adefovir. Clin. Pharmacokinet. 1999; 36: 127-43.

17. Darville I.М., Ley B.E., Roome А.Р., Foot A.B. Acyclovir-resistant herpes simplex virus infections in а bone marrow transplant population. Bone Marrow Transplant. 1998; 22: 587-589.

18. Edwards B.S., Merritt J.A., Fuhlbrigge R.C., Borden E.C. Low doses of interferon alpha result in more effective clinical natural killer cell activation. J. Clin. Invest. 1985; 75: 1908–1913.

19. Felsenstein D., D Amico D.J., Hirsch M.S. et al. Treastment of cytomegalovirus retinitis with 9-[2-hydroxy-1-(hydroxymethyl) ethoxymethyl] guanine and high-dose corticosteroids. Ann. Intern. Med. 1985; 105: 214–215.

20. Felsenstein D., D Amico D.J., Hirsch M.S. et al. Treatment of cytomegalovirus retinitis with 9-[2-hydroxy-1-(hydroxymethyl) ethoxymethyl] guanine. Ann. Intern. Med. 1985; 103: 377–380.

21. Gnann J.W., Crumpacker С.S., Lalezari I.Р. et al. Sorivudine versus acyclovir for treatment of dermatomal herpes zoster in human immunodeficiency virus-infected patients results from а randomized, controlled clinical trial. Antimicrob Agents Chemother. 1998; 42: 1139-45.

22. Gustafson E.A., Chillemi A.C. et al. The Epstein-Barr virus thimidine kinase does not phosphorilate ganciclovir or acyclovir and demonstrates narrov substrate specificity compared to the herpes virus simplex type 1 a thimidine kinase. Antimicrob Agent Chemoterapapy. 1998; 42(11): 2923-2931.

23. Ito Y, Kimura H, Yabuta Y. et al. Exacerbation of herpes simplex encephalitis after successful treatment with acyclovir. Clin. Infect. 2000; 30: 185-87.

24. Kawa-Ha K., Franco E., Dol S., Yumura S. et al. Successful treatment of chronic active Epstein-Barr virus infection with recombinant interleukin-2. Lancet. 1987; 1:154.

25. McGrath N., Anderson N.E., Croxson M.C., Powell K.F. Herpes simplex encephalitis treated with acyclovir: diagnosis and long term outcome. J. Neurol. Neurosurg. Psychiatry. 1997; 63: 321-26.

26. Pate1 R., Bodsworth N.I., Woolley Р. et al. Valaciclovir for the suppression of recurrent genital HSV infection: а placebo controll study of once daily therapy. Genitourin. Меd. 1997; 73: 105-09.

27. Pereyra F., Rubin R.H. Prevention and treatment of cytomegalovirus infection in solid organ transplant recipients. Curr. Opin. Infect. Dis. 2004; 17: 357–361.

28. Price T.A., Digioia R.A., Simon G.L. Ganciclovir treatment of cytomegalovirus ventriculitis in a patient infected with human immunodeficiency virus. Clin Infect Dis. 1992; 15: 606–608.

29. Pue M.A., Benet L.Z. Pharmacokinetics of famciclovir in man. Antivir. Chem. Chemother. 1993; 4(suppl 11): 47-55.

30. Rea T.L., Thoming С., Tucker R., Saltzman R., Boon R. Penciclovir cream for the treatment of herpes simplex Iabialis А randomized, multicenter, double-blind, placebo-controlled trial. JAMA. 1997; 277: 1374-1379.

31. Reed E.C., Bowden R.A., Dandliker P.S. et al. Treatment of cytomegalovirus pneumonia with ganciclovir and intravenous cytomegalovirus immunoglobulin in patients with bone marrow transplants. Ann. Intern. Med. 1988; 109: 783–78.

32. Safrin S., Crumpacker С., Chatis Р. et al. А controlled trial comparin foscarnet with vidarabine for acyclovir-resistant mucocutaneous herpes simplex in the acquired immunodefficiency syndrome. N. Engl. J. Меd. 1991; 325: 551-55.

33. Schvoerer Е., Frechin V., Warter А. et al. Persistent multiple pulmonary nodules in а nonimmunocompromised woman after varicella-related myelitis treated with acyclovir. J. Curr. Microbiol. 2003; 41: 4904-4905.

34. Straus S.E., Cohen J. I. et al. Epstein-Barr virus infections: biology, pathogenesis, and management. Ann. Inter. Med. 1993: 118: 45-58.

35. Van der Horst, Joncas J. et al. Lack of effect of peroral acyclovir for the treatment of acute infectious mononucleosis. J. Infect. Dis. 1991: 164: 788-792. Vere Hodge RA, Cheng УС. The mode of action of penciclovir. Antiviral Chem Chemother 1993; 4(suppl 1): 13-24.

36. Wassilew S.W., Wutzler Р. Oral brivudin in comparison with acyclovir for improved therapy of herpes zoster in immunocompetent patients: results of а randomized, double-blind, multicentered study. Antiviral. Res. 2003; 59: 49-56.

37. Watson C.P., Tyler K.L., Bickers D.R., Millikan L.E., Smith S., Coleman Е. А randomized vehicle-controlled trial of topical capsaicin in the treatment of postherpetic neuralgia. Clin. Ther. 1993; 15: 510-526.

38. Whitley R.J, Alford С.А., Hirsch М.S. et al. Vidarabine versus acyclovir therapy in herpes simplex encephalitis. N .Engl. J. Меd. 1986; 314: 144-149.

39. Jaworska J., Gravel A., Fink K., et al. Inhibition of transcription of the beta interferon gene by the human herpesvirus 6 immediate-early 1 protein // J. Virol. – 2007. – Vol. 81(11). – P. 5737-5748.

 

 

Один комментарий к записи «Современное лечение герпесвирусных инфекций человека.»

  1. Пингбэк: Герпес: что с этим делать? | Жизнь с ВЗК (Болезнь Крона)

Комментарии закрыты.

%d такие блоггеры, как: